Цей текст доступний лише російською мовою.

Об этом пишет портал Скептик. Публикуем материал без комментариев и ремарок. Редакция не несет ответственности и не проверяет данные, предоставленные и опубликованы сторонними информационными ресурсами.

Согласно информации НАПК, народный депутат Украины не указал стоимость принадлежащей ему недвижимости в Киеве. Агентство направило материалы в Офис Генерального прокурора и хочет привлечь Медведчука к ответственности по статье 366-2 Уголовного кодекса Украины.

Однако опрошенные нами юристы удивлены таким фактом, ведь законодательство о декларировании не обязывает указывать стоимость недвижимости. В декларациях высших должностных лиц находим десятки аналогичных «пробелов», которые не вызывали у НАПК подозрений. Эксперты говорят, что речь идет о новой волне политических репрессий против лидера оппозиции. Поскольку два уголовных дела против Медведчука развалились, не дойдя до суда, власть ищет новые возможности преследования главного оппонента Зеленского.

Как декларируют Зеленский и Ко

Президент Владимир Зеленский в своей декларации за 2020 год в разделе «Объекты недвижимости» указал купленную в 2009 году квартиру в Киеве площадью 198,6 кв. м. Однако, ее стоимости в декларации мы не найдем – в соответствующем поле стоит отметка «Неизвестно». Хотя можно только представить, во сколько она обошлась Зеленскому, учитывая цены на недвижимость того времени.

В октябре этого года НАПК сообщило о завершении полной проверки декларации президента. Согласно справке НАПК №689/21 от 22 октября 2021 года, в разделе «Объекты недвижимости» нарушений Закона не установлено.

Глава Службы безопасности Украины Иван Баканов в декларации за 2020 год указал в собственности купленные в 2006 году два земельных участка в селе Ходосовка близ Киева, а также жилой дом там же общей площадью 345,6 кв. м. Все объекты недвижимости указаны без указания стоимости. При чем, дом Баканов купил в 2020 году, уже находясь в должности главы СБУ и зная, что его нужно будет декларировать. Этот факт должен был бы заинтересовать НАПК.

Осенью агентство проверило декларацию Баканова и в справке от 1 декабря 2021 № 832/21 указала, что признаков правонарушений у декларанта не выявлено. 3 декабря Баканов подал уточняющую декларацию после проверки НАПК, однако стоимость указанных выше земельных участков и дома осталась с отметками «Неизвестно».

Премьер-министр Украины Денис Шмыгаль в своей декларации указал два земельных участка, купленные в 2009 году во Львовской области. Однако в графе «Стоимость» вместо суммы в гривнах указано «Не применяется». Справка от 13 августа 2021 года № 397/2021 НАПК сообщила, что признаков правонарушений у премьер-министра не выявлено.

Такая же ситуация находится в декларации секретаря СНБО Алексея Данилова. Весной он задекларировал купленную в 2007 году квартиру в Киеве площадью 203,9 кв. м, однако не указал ее стоимость. Цены на недвижимость в столице в то время были сверхвысокими и в среднем составляли более 2,5 тыс. долларов за квадрат. То есть, речь идет о сумме, превышающей полмиллиона долларов, которую простой народный депутат от БЮТ потратил на новое жилье. НАПК никоим образом на это не отреагировало.

Глава Верховной Рады Руслан Стефанчук не указал в декларации стоимость двух квартир, вице-спикер Александр Корниенко – стоимость земельного участка на 1300 кв. м в Бородянском районе и жилого дома там же.

Мы проанализировали десятки деклараций чиновников и выяснили, что почти в каждой есть объекты недвижимости без указанной стоимости. При этом НАПК не требует привлечь таких декларантов к ответственности.

Что говорит закон?

3 февраля 2021 года НАПК утвердило и опубликовало обновленные разъяснения по применению антикоррупционного законодательства. Там читаем, что в декларации указывается стоимость объекта на момент обретения права на этот объект.

Закон не требует от субъекта декларирования производить оценку имущества с целью заполнения декларации. В случае, когда правоустанавливающие документы отсутствуют, а оценка имущества не проводилась или ее результаты неизвестны субъекту декларирования, при заполнении соответствующего поля декларации о стоимости имущества следует указывать «Неизвестно», говорят в НАПК.

«В законе «О предотвращении коррупции» говорится, что лица, уполномоченные на выполнение функций государства или местного самоуправления, заполняют е-декларации и обязаны указывать стоимость всего движимого и недвижимого имущества на момент его приобретения. Если цена не установлена, пишут – «Неизвестно». Человек может не знать стоимость своего имущества, особенно если покупка была совершена в девяностые годы или в начале двухтысячных», – говорит доктор юридических наук Виталий Журавский.

В декларации Медведчука за 2020 год не указана стоимость нескольких земельных участков и дома. Практически все объекты стали собственностью политика в двухтысячные.

«Дом, в котором проживает Виктор Медведчук, куплен в 2003 году. Документы не сохранились, потому и цена не указана. Автомобили в 2014 году и в 2018 году покупались по доверенности уполномоченным на это лицом. Данные об их стоимости не сохранились. Поэтому в соответствующем разделе е-декларации отмечено, что цена неизвестна. Впервые Медведчук заполнил е-декларацию в 2019 году, когда приобрел статус народного депутата. А до этого он не был обязан это делать, а потому и не сохранил все данные. Так что нарушил народный депутат? Думаю, покой некомпетентной, безответственной власти, которую постоянно подвергает справедливой критике», — комментирует декларацию лидера ОПЗЖ Журавский. Он отмечает, что согласно законодательству, декларация заполнена корректно, а ситуацию с НАПК называет очередным этапом «наезда» на оппозиционного политика.

Непонятно, как Офис генпрокурора будет применять статью 366-2 Уголовного кодекса Украины в этой ситуации, ведь она говорит о наказании за преднамеренное внесение субъектом декларирования заведомо недостоверных сведений в декларацию, «если такие сведения отличаются от достоверных на сумму от 500 до 200 более 2000 прожиточных минимумов для трудоспособных лиц. То есть речь о занижении оценки имущества. У Медведчука в декларации видим отметки «Не известно». Следовательно, нет стоимости, нет и разницы с «достоверными» данными.

А управляющий партнёр АО «Могильницкий и партнеры» Максим Могильницкий отмечает, что в реальности проверка деклараций в НАПК – дело весьма субъективное.

«Указание на то, что стоимость имущества неизвестна, само по себе нарушением не является, если эта графа заполнена в соответствии с требованиями закона. Это право декларанта. Другое дело – как такую декларацию оценит контролер… Естественно, в ходе полной проверки деклараций сотрудники НАЗК дают субъективную оценку тем или иным нарушениям, допущенным при её заполнении. На одни нарушения смотрят сквозь пальцы, на другие – во все глаза. Допускаю, что далеко не последнюю роль тут могут играть, как личность декларанта, так и въедливость проверяющего», — говорит юрист.

Личность Медведчука для представителей этой власти – словно красная тряпка. Его уже хотят привлечь к ответственности по двум уголовным делам – речь о якобы покушении на разграбление национальных ресурсов, а также торговлю углем с ОРДЛО. Впрочем, оба дела забуксовали и даже не дошли до судов. Поскольку старые разваливаются, власть придумала новое.

«Это исключительно политическое преследование и свидетельство того, что украинское антикоррупционное законодательство, как и сами антикоррупционеры, направлены не на борьбу с коррупцией, а на расправу с неугодными», — отмечает юрист Ростислав Кравец.

Впрочем, опрошенные юристы сходятся на том, что и это дело будет выиграно Медведчуком, поскольку закон на его стороне, а действия НАПК похожи на избирате